КНИГА ДВЕНАДЦАТАЯ

п. 2841 См. п. 2368. Песня типа альбы. Такого содержания песни неоднократно встречаются в М. Возможно, это связано не только со свиданиями возлюбленных, но и с брачными обычаями того времени, так как в старину мужья жили отдельно от законных жен, которые оставались при матери, мужья приходили вечером навещать их и расставались с ними утром.

п. 2842 Песня — любовное заклинание, любовный заговор. См. п. 2419.

п. 2846 “Белотканое я платье не сниму, пока опять с тобой не встречусь, дорогая…” — в старину перед разлукой возлюбленные обменивались одеждой, в которой согласно старинным японским народным поверьям сохранялась частица души ее носителя. Подаренную одежду носили в знак памяти и любви. Это было равносильно обету верности. Автор иносказательно хочет заверить, что в разлуке он не нарушит обет.

п. 2848 См. п. 2438.

п. 2849 Постоянный эпитет “ночь черная, как ягоды тута” стал впоследствии эпитетом и к другим словам, связанным с ночью: “сон”. “звезда” и др. Приспособление к короткой строфе танка потребовало сокращения поэтического образа, и таким образом эпитет стал отождествляться с эпитетуемым словом. Однако на первых порах традиция восприятия, привычная связь образов, вероятно, подсказывала слушателю или читателю полную поэтическую формулу: “сны ночами черными, как ягоды тута”. Но с течением времени это приняло характер окаменевшего зачина, и комментаторы в свою очередь давали этой формуле сокращенное толкование.

Рукав, не просыхающий от слез — обычный образ, связанный с разлукой или неразделенной любовью.

п. 2852 См. п. 2438.

п. 2854 Песня — любовный обет (коимусуби), когда, завязывая шнур одежды любимого человека, клянутся богам не изменить любви. Шнур согласно клятве может развязать лишь возлюбленная при встрече.

п. 2855 Об устройстве новых дорог (см. кн. XIV) был указ императрицы Гэммё в 6-м г. Вадо (713) в 7-м месяце. Поскольку эта песня из сборника Хитомаро, то, по-видимому, песня относится к периоду Фудзивара или несколько более позднему времени (МС).

п. 2857 “Корни лилии лежат глубоко…” — в зачине намек на глубокую любовь. В песне подразумевается рукав, влажный от слез, проливаемых в разлуке.

п. 2861 См. п. 2438.

п. 2863 В песне говорится об особом гадании, обращенном к богам —“камиура”, известном в древности под названием “ямасугэура” — “гадание на горных лилиях”. Здесь много толкований. Однако мы полагаем, что это народное гадание стало называться “камиура” — т. е. гадание, с помощью которого якобы узнавали волю богов именно тогда, когда этим стали заниматься жрецы.

В примечании к тексту указано, что двадцать три песни, приведенные выше (2851–2863), встречаются в сборнике Какиномото Хитомаро.



п. 2864 См. п. 2368.

п. 2866 “У платья майского…” — “сагоромо”, “са”, сокр. от “сацуки” — месяца посадки риса, т. е. мая, как в слове “саотомэ” “майские девушки”; “горомо” “платье” (см. п. 3348).

“Шнур развяжем заветный…” — см. п. 854, 2413, 2558.

п. 2873 Песня, обращенная к возлюбленной, которая, боясь людской молвы, отказывается от встреч (см. 2438).

п. 2887 В песне переданы чувства полюбившего человека.

п. 2896 Песня считается трудной для толкования. Полагают, что последняя строка говорит о том, что лучше умереть, чем терпеть неудачу в любви.

п. 2898 Жемчужные повязки — перевязь — надевают во время молитвы, а также когда приносят дары богам и молят о любви (см. и. 2236).

п. 2903 По старинным народным приметам, если чешется бровь, значит, увидишься с любимым человеком.

п. 2906 Считается, что это одна из древних песен, связанная с легендой о боге Ятихоко.

В “Кодзики” имеется песня о том, как бог Ятихоко шел свататься к принцессе Нумагава в страну Коси.

п. 2910 См. п. 2438.

п. 2915 Песня юноши, обращенная к женщине, занимающей высокое положение в обществе.

п. 2918 Считается, что речь идет о браке, о котором уже давно договорились родители (К.).

п. 2919 “Заветный шнур, что вместе завязали…” — см. п. 2438, 2854.

п. 2924 Вариант п. 2547.

п. 2925–2926 Песня 2926 считается продолжением предыдущей песни. Обе песни отмечаются как шуточные.

п. 2927 “Когда бы тот рукав, что в гневе я оставил…” — в старину возлюбленные стелили друг другу в изголовье рукава, поэтому, говоря о “разлуке с рукавом”, подразумевают порванные интимные отношения.

п. 2937 По старинным народным приметам, если вывернуть рукав, то увидишься с любимым во сне или он придет к тебе.

п. 2945 Песня девушки, оставленной возлюбленным.

“С веткой яшмовой твоего гонца…” — в старину к ветке дерева адзуса привязывали яшму и посылали с гонцом в знак привета или с особым известием, иногда с подарком, к которому прилагалась песня.

п. 2947 Песня связана со словесными запретами; об этом обычае неоднократно упоминается и в других песнях М. Обычно речь идет в таких случаях об имени возлюбленной. Считалось, что произносить вслух имя — значит навлечь беду на его носителя. Поэтому в обращении вместо имени пользовались личными местоимениями. Это характерно и для песен М. Свое имя девушки говорили только любимому человеку, так как назвать имя — значило доверить свою судьбу, т. е. дать согласие на брак.



В примечании к песне приводятся еще два варианта концовок, стк. 4 и 5 из неизвестных книг, а также из сборника песен Какиномото Хитомаро.

п. 2951 Завязывать и развязывать шнур — символ любовных отношений (см. п. 2413, 2854). Цубаити — название местности, известной в старину как место брачных игрищ и обрядовых хороводов утагаки.

п. 2952 Рукава обычно кладутся в изголовье любимому.

п. 2954 В песне намек на постоянные слезы (когда плачут, рукав подносят к глазам).

п. 2961 Песня о словах любви.

п. 2962 “Когда разлучен с белотканым твоим рукавом…” — т. е. разлучен с возлюбленной (см. п. 2952).

п. 2964 См. п. 2415.

п. 2965 Платье, окрашенное в черный цвет желудями, носили бедные люди. “Когда считала бы тебя подкладкой такого платья” — т. е. когда бы пренебрегала тобой.

п. 2966 Слегка окрашенное в красный цвет платье символизирует начало любви.

п. 2972 “Платье красное с подкладкой красной” — метафора большой любви.

п. 2973 По обету верности, завязанный любимым (любимой) шнур должен быть развязан им (ей) при следующей встрече.

п. 2974 Не развязывать узлы у пояса — т. е. хранить верность.

п. 2975 “Не развязывая узел шнура…”— см. п. 2854.

п. 2977 Песня сложена в виде ответа на упрек, что в разлуке позабудется любовь.

п. 2978 В песне отражено древнее народное поверье: если будешь носить с собой подаренное зеркало, обязательно встретишься с тем, кто дарил.

п. 2981 “Сверкает зеркало кристальной чистоты…” — в синтоистских храмах над алтарем всегда висит зеркало — символ богини солнца Аматэрасу, главной богини синтоистской религии.

п. 2992 Перевязь из жемчугов надевают обычно, когда обращаются с молитвой к богам, в частности прося о встрече с любимым человеком. Поэтому переводим по тексту в отличие от толкования переносного, как в МС.

п. 2999 Песня сложена в аллегорическом плане. Автор песни горько жалеет о своей излишней разборчивости и легкомыслии.

п. 3000 Рисовые поля всегда охраняют от оленей. Юноша сравнивает себя с таким оленем.

п. 3001 Песни вопросов и ответов или песни-диалоги обязаны своим появлением древнему обычаю — утагаки — обрядовых хороводов, когда женская и мужская сторона обменивались песнями.

п. 3002 См. п. 3276.

п. 3004 Песня — любовная клятва, любовный обет (см. и. 2419, 2430).

п. 3006 В песне говорится о гадании по шагам. Счастье или несчастье определяли по числу шагов; иногда заранее устанавливали цель и, дойдя до нее и считая “счастье” или “несчастье”, определяли результат последним шагом.

п. 3009 В начале песни описывается старинный способ стирки простого платья. Все это служит лишь “введением” к основному содержанию песни, которое заключается в двух последних строках.

п. 3011 Песня построена на игре слов и очень трудна для перевода. В название реки, протекающей в Касуга, входит слово “причина”.

п. 3013 Три последние строки перепевают японскую народную любовную клятву: “Всегда будет течь та река — всегда я буду любить тебя”.

п. 3014 Песня—любовная клятва (см. п. 2419, 2430).

п. 3019 Река Переодевают — см. Торикаэгава.

п. 3022 “Как скрытое в густой траве болото…” — одно из постоянных сравнений для тайной любви в песнях любви М.

п. 3033 “Дым, встающий от огня…” — весной обычно на полях и на склонах гор выжигают старую траву.

п. 3034 В песне отражено старинное народное поверье, что вздохи тоски. горести встают в виде тумана.

п. 3049 Песня сложена в аллегорическом плане. Если бы другой юноша опередил меня, то ты не стала бы моей. Но этого не случилось, и ты моя — таков подтекст песни.

Конопля сакура (сакура-аса) — см. 2687.

п. 3050 Трава асадзи — метафора возлюбленной.

Святой запрета знак — см. п. 2466.

п. 3052 Саки — название местности, болота к северу от столицы Нара.

Саки—от саку—“цвести”; в песне непередаваемая игра слов.

п. 3056 В песне отражен народный обычай кусамусуби — завязывание трав на счастье с просьбой долголетия, счастливой любви и т. п.

п. 3057 Песня юноши, сложенная после несостоявшейся встречи.

п. 3058 Во дворце бывает много разного народа, но тебе я буду верна — таков смысл песни. Считается песней женщины, служащей во дворце.

Лунная трава (цукигуса) — см. п. 3059.

п. 3059 Лунная трава (цукигуса, Сommunis) — цветет летом синими цветами, которые быстро меняют цвет. Поэтому лунная трава служит постоянным сравнением (мк) для легко изменяющихся чувств, изменчивой любви и т. п.

п. 3060 “Траву „позабудь" я на шнур свой надену…” — см. п. 334, п. 3080.

п. 3061 Считается песней, присоединенной к поднесенному подарку. Что это был за подарок — неизвестно.

п. 3062 “Много позабудь-травы я посадил…” — см. п. 334. 3080.

п. 3063 Запрета знак — на рисовых полях вешали обычно священную рисовую веревку в знак охраны этого места от злых сил, а затем в знак собственности. Обычно оцепляют то, что считается ценным. Поле же с мелкой травой незачем огораживать (см. п. 2466).

п. 3074 Только вести получаю, а сам ты не являешься ко мне — таков подтекст песни.

Ханэдзу — см. п. 2786.

п. 3075 Цветы фудзи ниспадают длинными гроздьями вниз, поэтому их всегда сравнивают с волной.

п. 3076 В те времена назвать свое имя юноше значило подарить ему свою любовь, дать согласие на брак.

п. 3077 Трава “скажи-свое-имя” — см. п. 363, 3080. См. песню Акахито. Сходство песен свидетельствует о глубокой связи народной поэзии и поэзии Акахито.

п. 3080 Травы “наванори” — “имя-назови” — морские водоросли красного цвета, растут всюду на о-ве Хонсю у берегов, употребляются в пищу, совр. умидзомэн.

Старинное народное их название отражает древнюю веру в магию слов (котодама), ряд трав, упоминаемых в песнях М., имеют такое название: трава “позабудь”, трава “позабудь любовь”. трава “не-говори”, и есть раковины “позабудь”, “позабудь любовь” и т. п. Верили, что при помощи этих трав можно было добиться. чтобы милая назвала свое имя (а это в старину значило дать согласие на брак), позабыть горе, несчастную любовь и т. д.

п. 3081 В песне намек на то, что из двоих любит лишь один, поэтому любовь не может быть прочной и разлука неизбежна.

п. 3082 “Жизнь длинная, как яшмовая нить…” — Яшмовая нить в песнях выступает в двух совершенно противоположных образах: как нечто очень длинное и продолжительное, а также как образ всего непрочного, краткого, мгновенного. Полагаем, что последнее представление более позднее и появилось под влиянием буддийских учений о непрочности всего земного.

п. 3083 Порванная нить жемчуга, яшмовая нить — постоянные образы непрочной человеческой жизни, непрочной любви, любовного разрыва, смятения чувств. Такой образ обязан влиянию буддийских учений о бренности всего земного. Эти мотивы получили развитие в позднейшей классической поэзии Х и особенно XIII в.

п. 3084 Раковины “позабудь” — см. п. 3080.

п. 3085 Утренняя тень — см. п. 2619.

п. 3086 “С жизнью краткою, как яшмовая нить…” — см. п. 3082.

п. 3089 Пруд Путь-Гусей — см. Каридзи.

Дикий гусь-гонец — образ, навеянный старинным китайским преданном (см. п. 1614).

п. 3091 Даже утки тоскуют в разлуке, как же должна я тосковать без тебя — таков подтекст песни.

п. 3093 “Ax, из-за тебя — жены чужой…” — см. п. 2786.

п. 3095 “Как в ранний час зари мой друг любимый домой к себе уходит от меня…” — см. п. 2841.

п. 3098 Песня считается трудной для толкования. Автором её является принцесса, которая обращается в песне к принцу Такаясу. В тексте после песни следует примечание: “Эту песню передавал Хэгури Масухито в звании асоми. В старину был слух, что песню сложила принцесса Ки, когда тайно сблизилась с принцем Такаясу и была подвергнута поруганию. Принц же Такаясу был понижен в должности и назначен губернатором провинции Иё”.

п. 3099 Мурасаки — многолетняя трава, цветет мелкими белыми цветами, похожими па фиалки, корень ее употребляется как краситель лиловато-пурпурного цвета, имеет также лекарственное значение.

п. 3101 В песне упоминается о древнем обычае окрашивания: чтобы получить лиловый цвет, жгли растение цубаки (или цуба) и пепел подмешивали к краске, получаемой от мурасаки (см. п. 3099).

Здесь первые две строки являются “дзе” — “введением” к основному содержанию песни. Связью служит название местности Цубаити, в состав которого входит слово “цуба”, по-видимому, здесь в большом количестве росли цуба, которыми пользовались для окраски, это и определило зачин песни.

п. 3102 По древнему обычаю, сказать свое имя значило дать согласие на брак. В тексте примечание: “Выше [приведены] две песни”, т. е. песни 3101 и 3102 — парные.

п. 3103 Гонец с яшмовой веткой — см. п. 2548.

п. 3104 См. п. 2545. См. прим. к п. 3102.

п. 3126 После песен 3106, 3108, 3110, 3112, 3114, 3116, 3118, 3120, 3122, 3124 и 3126 в тексте следует примечание, что приведенные выше две песни являются парными (см. п. 3102).

п. 3127 Вечное дерево (хисаки) — см. п. 1863.

п. 3128 Обычно в старину во время путешествий, молясь о благополучном пути, прося о встрече с милой, приносили дары богам в виде символических бумажных подношений, а также тканей, пряжи и др. (см. п. 2418).

п. 3129 Сложено о красавице, промелькнувшей, перед глазами.

п. 3130 Песни 3127–3130 имеются в сборнике песен Какиномото Хитомаро.

п. 3140 Считается песней жены, оставленной дома. п. 3144 “Алый шнур мой не развязан мной…” — см. п. 2413, 2558.

п. 3145 По старинным народным приметам, если шнур сам собой развязывается, — любимый (любимая) тоскует, любит, придет.

п. 3146 “Шнур мой у платья развязался сам собой…” — см. 2413, п. 2558. 3145.

п. 3147 См. п. 2558, 3145.

п. 3148 Считается песней новобрачного, получившего назначение в провинцию.

п. 3149 Песня молодой жены, поехавшей вместе с мужем, получившим назначение в провинцию.

п. 3150 Песня мужа, который один отправляется в провинцию по месту назначения.

п. 3151 Песня девушки, уезжающей в деревню с отцом, получившим туда назначение, и горюющей, что нельзя было повидаться с милым.

Обычно в старину путешественники подносили у гор Тамукэ дары богам, молясь о благополучной дороге.

п. 3153 “В стране Коси, где снег идет чудесный…” — во времена М. снег был предметом любования, существовал особый обычай “любование снегом”, и, так как в Коси выпадало много снега, всегда отмечали эту особенность местности (мк).

п. 3155 В песне некоторые образы и строки сходны с образами и строками песни Хитомаро (см. п. 131), что свидетельствует о глубокой связи его поэзии с народными песнями.

п. 3156 Считается песней мужа, возвращающегося домой, после того как умерла его жена.

п. 3157 Спокойная Река — см. р. Ясунокава.

п. 3160 Бухта Срок — см. Сада.

п. 3162 По японским народным приметам, если любимый человек о тебе тоскует, будешь видеть его во сне.

п. 3172. В старину местность Куману славилась изготовлением замечательных кораблей.

п. 3173 Корабли из Мацура славились своей быстротой (см. п. 1143). Они, как и корабли из Куману, имели особую форму (СП).

п. 3175 Раковины “позабудь” — это раковины редкой красоты, любуясь, которыми люди забывают горе, печаль, несчастную любовь и т. и. (К.), название их отражает древнюю веру в магию слов (см. п. 3080).

п. 3176 Травы комо — см. п. 2520.

п. 3177 Травы “имя-назови” — см. п. 3080, 2947..

п. 3181 По древнему обычаю, согласно обету верности, завязанный любимым (или любимой) шнур развязывается только тогда, когда они встретятся снова (см. п. 2558, 2854).

п. 3182 “О разлуке белотканых рукавов…” — т. е. о расставании (рукава кладут обычно в изголовье друг другу).

п. 3183 По старинным народным приметам, когда развязывается узел шнура, значит любимый человек тоскует о тебе (см. п. 2558, 2854).

п. 3184 “Из-за того, что много глаз людских…” — см. п. 2438.

п. 3186 Песня жены, оставшейся дома.

п. 3187 Песня жены, оставшейся дома.

п. 3188 Песня жены, оставшейся дома.

п. 3189 Песня мужа, ушедшего в путь.

п. 3192 Песня жены, оставшейся дома.

п. 3195 Песня жены, оставшейся дома.

л. 3198 Песня провинции Харима.

п. 3199 Песня жены. провожающей мужа в путь.

п. 3206 Срезание водорослей — обычное занятие рыбаков, употреблявших эти водоросли в пищу; одновременно срезание водорослей часто служило развлечением в чиновничьей и в придворной среде.

п. 3210 Песня жены, оставшейся дома.

п. 3211 Множество весел указывает на дальность пути.

п. 3212 “Что махать мне будет и кричать: „Постой!"…”—имеется в виду известный эпизод с любящей женой, принцессой Саёхимэ (см. п. 871, 873). В тексте примечание: “Выше [приведены] две песни” т. е. песни (3211 и 3212) — парные.

п. 3214 Песни 3213 и 3214 — парные (прим. в тексте).

п. 3215 Предполагают, что это песня чиновника из Дадзайфу на о-ве Кюсю, возвращающегося в столицу и сложившего песню по дороге, прибыв в Арацу.

Рукава женской одежды служат обычно изголовьем любимому, поэтому, говоря о разлуке, упоминают рукава.

п. 3216 Предполагают, что эта песня прелестницы из Дадзайфу такого же типа, как и песня Кодзима при проводах Табито (см. п. 965–966). См. прим. к п. 3212.

п. 3217 Предполагают, что это песня женщины из Цукуси, провожающей мужа из Арацу в море (см. л. 1784).

п. 3218 Есть сомнения, что эта песня является ответом (МС). См. прим к п. 3212.

п. 3220 Есть сомнение, что песни 3219 и 3220 — парные песни (МС) См. прим. к п. 3212.


6896559092675174.html
6896606206088102.html
    PR.RU™