Ловля крокодила на живца

Болеслав жестом призвал всех сесть и после паузы спросил:

— А когда надо вспоминать, что вы являетесь волшебниками?

— Когда возникло препятствие, всегда надо помнить, когда рак на горе свистнет… — ответили из зала.

— Поведаю притчу из моей личной истории. Однажды мой сын, которому было тогда лет восемь-девять, поехал кататься на велосипеде. Был теплый весенний денек, дорожки парка только недавно просохли после зимы. Неожиданно ко мне подошла жена:

— Ну где этот ребенок?! Уже пол-одиннадцатого вечера, а его еще нет! Иди его ищи!

— Ты сначала разберись с тем, что у тебя происходит в голове.

Действительно, что у нее происходило в голове?

— Беспокойство, волновалась она, переживала, — наперебой загалдели женщины.

— Уточните. Беспокойство не возникает просто так, его испытывают по какому-то поводу.

— Она представляла, что с ее сыном могло что-то случиться, — ответила пенсионерка.

— Мы не можем представлять абстрактное что-то. Жена перебирала различные варианты несчастий, которые уже случились в ее воображении с сыном, и из-за этого чувствовала беспокойство и тревогу. В конце всех воображаемых фильмов сын попадал либо в больницу, либо на кладбище.

Прокручивать в голове ужастики про себя или своих близких абсолютно бесперспективно, энергией страха можно только усугубить ситуацию.

Недавно был аналогичный случай. Сыну уже исполнилось семнадцать лет. В конце декабря он заявил, что пойдет в кафе на всю ночь встречать с друзьями Новый Год. Лицо жены побелело, но все-таки она согласилась его отпустить, благо у сына имелся мобильный телефон.

Утром первого января она разбудила меня в полдевятого утра и хриплым трагическим голосом промолвила:

— Они еще не пришли…

— Ну и что? — ответил я.

— Сделай что-нибудь, — взмолилась она.

Болеслав поинтересовался у публики:

— Какие кинофильмы крутились в голове жены в этот раз?

— К больнице и кладбищу добавились задержание сына милицией и ранняя беременность его подружки, — с улыбкой вставила Юлька, а Болеслав без паузы продолжил повествование:

— Сейчас сделаю, — пробурчал я. — Иди, наливай в ванну теплую воду, я сейчас приду. — Минут через десять я поплелся к ванне, которая была уже почти полной, и попросил:

— Вспомни самое страшное в твоей жизни… Сейчас будет еще страшнее. Раздеваемся догола.

После того, как мы разделись, я скомандовал:

— Садимся на краешек ванной и бултыхаем попами, чтобы было много брызг.

От абсурдности происходящего жена вошла в глубокий транс, действуя, как робот. Неожиданно я выкрикнул:

— Ловлю крокодила на живца!

Тут жена захохотала, а я аккуратно подтолкнул ее, и она свалилась в ванну.



Ясно, что тревожные мысли в голове жены были на время вытеснены на второй план. Мы пошли на кухню пить чай. Минут через двадцать пришел сын, почти трезвый, и поинтересовался:

— Почему вы не спите, да еще такие веселые?

— Выспались уже, — ухмыляясь, ответила жена.

Когда вы себя поймали, что начали себе или кому-то рыть яму в будущем, или уже смотрите кино, как в эту предполагаемую яму попадаете, вот тогда и надо вспомнить, что вы — танцующие волшебники. Это самое сложное — выйти из-под гипноза привычной картины мира. Как только вспомнили, что вы волшебники, то, уподобляясь крысе, «бегайте по лабиринту в поисках сыра», то есть предпринимайте какие-то волшебные действия.

Напоследок Болеслав дал домашнее задание:

— Тренируйтесь реагировать осознанно на любую информацию извне или на свои мысли: либо разрешите событию произойти, либо отмените его. Задача: не принимать происходящее как неизбежность, а играть в волшебство, делать выбор «утверждаю-отменяю-мне все равно». То же самое касается ваших мыслей.

Подведем итог. За эту неделю вам предстоит освоить: разжигание Огня в теле, наблюдение за своими мыслями, замену деструктивных картин мира, жонглирование картинами мира; прыжки и переходы в параллельные вселенные.

Танец «Ом Мани Падмэ Хум»

— В завершение семинара станцуем танец из буддийской традиции, энергия которого разительно отличается от радостной вулканической энергии первого танца этого вечера «Я разжигаю Огонь», — сказал ведущий. — Огненная энергия доступна, ее легко ощутить. Буддийский танец-медитация является молитвой тела, его вибрации тоньше и сильнее. Чтобы настроиться на них, надо быть расслабленными и чувствительными к своим ощущениям. Всякого рода хихиканье отсекает энергетический поток и сводит все к банальной дискотеке. Танцевать лучше с закрытыми глазами, концентрируясь на потоке и отключая мысли типа такой: «И что я делаю среди этих сектантов?» Попробуйте отдаться танцу всем своим существом.

После танца тело будет отдохнувшим, а голова — чистой и ясной.

А ну-ка, ответьте: куда денется вся логическая информация, которой я вас загрузил во время семинара? Прямо в подсознание упадет? Неплохо!



Когда стулья были убраны к стене и участники образовали два круга, Болеслав попросил всех встать поближе к центру, чтобы лучше слышать друг друга во время разучивания мелодии. Вовка встал во внутренний круг.

— Кто-нибудь знает, какая мантра является основной в буддийской традиции? — задал вопрос Болеслав.

— Ом Мани Падмэ Хум, — отозвался Тараканов.

— А что она означает?

— «Бриллиант в лотосе». Есть еще поэтический перевод «О, божественная драгоценность, сокрытая в лотосе моего сердца», — без запинки выдал Вовка, читавший книги по буддизму.

— Или, короче — Бог в сердце моем. Будем играть в то, что энергия и чакры существуют. В этом танце пробуждаем макушку, хотя активизируются и остальные чакры.

Болеслав глубоким голосом запел «Ом Мани Падмэ Хум», совершая замысловатые движения. В конце он два раза спел долгий «Ом», стоя лицом в центр. Медленная мелодия нарастала по высоте к концу фразы, и по мере ее нарастания по Вовкиному позвоночнику снизу вверх прокатывались волны вибраций.

Благодаря четким инструкциям Болеслава движения были разучены быстро, и танец начался. Правда, две бабули некоторое время еще путались, но минуты через три и они сообразили, что нужно делать.

Долгое, насколько хватало дыхания, пропевание «Ом» вызывало потрясающий эффект: на звуке «О» гудело туловище от центра живота до горла, а на «М» — вибрировало в голове. Поразила Вовку и удивительная слаженность хора, как будто люди спевались несколько недель.

Постепенно пение стало затихать, и танец завершился. Какое-то время все стояли в полной тишине, не расцепляя рук и прислушиваясь к своим ощущениям. Позвоночник и макушка у Вовки накалились, было ощущение, будто кто-то щекочет их изнутри. Тело, особенно верхняя половина, превратилось в энергетическую трубу, по которой прокатывались сумасшедшие вибрации. От восходящего потока спина выгнулась, и голову слегка запрокинуло. Еще один энергетический поток сумасшедшей силы протекал по Вовкиным рукам, в которые, казалось, воткнуты тысячи раскаленных пульсирующих иголочек. Тараканов ощутил единство со всем кругом и почувствовал, как он многократно усиливает энергию каждого.

Вовка еще раз подивился тому, какую энергию можно раскрутить за пятнадцать минут танца. Голова, действительно, была пустой, как будто из нее выдуло все мысли.

Публика притихла и уже не разговаривала, как после первого танца. Всех накрыло лавиной тончайшей энергии, и хотелось насладиться этим состоянием в тишине.

Болеслав нарушил молчание:

— А сейчас совершим суфийский народный обряд Хак или, по-русски, объятия. Повернулись лицом к любому, кто стоит рядом, подняли правую руку вверх, левую опустили и, храня тишину, обняли партнера. Обнимаемся долго, дышим в одном ритме, направляя энергию из центра груди партнеру, обмениваясь с ним Внутренним Огнем. Это не просто формальные обнималки, а энергетическая практика, которая усиливает и гармонизирует поток, разжигая Огонь в груди. Возникает состояние, которое один мой знакомый выразил фразой «утюг, который всегда с тобой».

Теперь медленно отпустили партнера, подняли вверх левую руку и обняли еще раз. В конце поклонились друг другу, сложив руки у сердца, молча, глазами, поблагодарили партнера и перешли к следующему. Чем с большим количеством народа обниметесь, тем круче будет состояние. Всё, поехали.

Вперед выступил дядя Миша:

— Скажите, а что нужно чувствовать во время обниманий?

— Ответ в духе рабби — тем, кто в клетчатых рубашках, необходимо добиться легкого покалывания в мочке левого уха. Чтобы я ни сказал, это будет описание ощущений из моего прошлого опыта. Попробуйте получить собственные переживания.

Вовка вспомнил о въевшейся в сознание йоговской картине мира, где во главу угла ставилось накопление энергии. Это достигалось не только через регулярную практику гимнастических и дыхательных упражнений, но и через различные запреты: голодание, отказ от мясной пищи и спиртного, сексуальное воздержание (был у Тараканова такой период, года два дурью маялся!). Если бы раньше Вовке предложили обниматься со всеми подряд, он бы возмутился:

— Я годами копил энергию, голодал, воздерживался, а у меня ее хапнут на халяву!

Сейчас ему казался смешным постулат о том, что количество энергии во вселенной ограничено, и поэтому ее надо копить и удерживать. «Сформируем другое убеждение — я волшебник, у меня бездна энергии, и чем больше я транслирую наружу, тем больше у меня ее становится», — подумал Вовка, охотно открывая объятия раскрасневшейся от танца Юльке.

Тело у Юльки было мягкое, но упругое. От нее едва уловимо пахло восточными благовониями. Вовка моментально подстроился к Юлькиному дыханию и почувствовал, что та занималась какими-то энергетическими практиками. Во-первых, дышала она по-йоговски медленно и глубоко, с большими задержками, начиная вдох низом живота, а не грудью, как дышит большинство женщин («Тоже догма», — мелькнуло у Тараканова в голове). Во-вторых, от нее просто веяло энергией — Вовка будто окунулся в безбрежный ласковый океан. Из центра груди, из широко распахнутого сердца Юльки перетекал очень нежный, но сильный поток энергии, «пузырьки» которой лопались, легко покалывая, согревая и опьяняя.

Слившись с Юлькой в едином дыхании, Вовка запустил ответный поток, который рванулся из сердца, как могучий жаркий водопад, вызвавший в Юлькином «море» тысячи маленьких водоворотиков. Они оба превратились в океан, в который нагнетал энергию гигантский насос. Жар в сердце, копчике и макушке усилился, позвоночник звенел, как струна, уши слегка заложило. Ощущение было такое, будто через их тела протекает ток высокой частоты.

В какой-то момент Вовка перестал понимать, кто кого обнимает. Ему казалось, что он из тела Юльки обнимает самого себя.

Когда они, поклонившись друг другу, встретились глазами, Тараканов понял, что Юлька тоже испытала нечто необычное. Глаза ее были полны любви и благодарности. Немного робея, Вовка сказал:

— Я такого еще не испытывал, здорово обнимаешься. Занимаешься чем-то?

— Цигуном и танцами несколько лет. А ты вообще, как печка огнедышащая — жар так и пышет. Ну ладно, потом поболтаем. Пойду дальше обниматься, в этом весь кайф. Ты тоже не стой, сам подходи и учи народ обниматься.

Вовка огляделся. Круги смешались, люди стояли в объятиях друг друга, распределившись по всему залу. Изредка звенящую тишину нарушал тихий шепот. Болеслав обнимался с Юлькой. Часть публики уже собиралась. «Странные люди, — подумал Тараканов, — спешат к своим домам, мужьям, телевизорам, компьютерам, когда можно словить состояние, требующее длительной практики. В ПКМ мы всегда успеем, чего туда рваться».

Тут к нему подскочила девчонка, ввернувшая фразу «из одной секты в другую перешли», и Вовка опять нырнул в искрящийся поток энергии. С каждым объятием «утюг в груди» нагревался все сильнее, а энергия становилась более глубокой, точно проникала в такие уголки его существа, куда редко заглядывала раньше. Обнимался Тараканов до последнего, пока в зале не осталось человек десять.

Поблагодарив Болеслава за великолепный вечер и разбушевавшийся Внутренний Огонь, Вовка с Юлькой оделись и вышли на морозную улицу. В метро они живо обсуждали семинар, делясь своими ощущениями и вспоминая самые смешные эпизоды. У Тараканова было удивительное чувство узнавания, будто вся его предыдущая жизнь являлась подготовкой к игре, которую предлагал Болеслав. Юлька испытывала похожие чувства:

— Я давно подруг шокирую своими шуточками, они уже махнули на меня рукой. Ну и пусть пальцем у виска крутят, мне нравится весело время коротать.

Тараканов выяснил, что неугомонная Юлька является директором салона красоты. Обменявшись телефонами и договорившись на днях встретиться, они тепло простились.

Когда Вовка ехал на автобусе от метро до дома, то, поглощенный жарком в груди, забыл оплатить проезд. Рядом с ним сидел сухонький старичок, читавший любовный роман. Взгляд Вовки скользнул по открытой книге и наткнулся на фразу, с которой начиналась новая глава: «Гул прибоя заглушил звук расстегиваемой ширинки».

Откуда-то из-за спины Тараканова послышался зычный мужской голос:

— Предъявите ваши проездные документы!

Старичок вытянул из кармана драпового пальто красную книжечку и показал контролеру со словами:

— Я участник битвы за Москву.

На раздумья Вовке оставались доли секунды. В груди полыхнуло, и, удивляясь самому себе, Тараканов с внутренней силой выпалил:

— Я тоже участвовал в обороне нашего города!

Как ни странно, контролер спокойно кивнул головой и пошел дальше. Зато дед не выдержал и, глядя на Вовку в упор, поинтересовался:

— Это в какой же обороне вы участвовали?

Вовку понесло, и он начал без запинки грузить соседа картиной мира, разрабатывая ее на ходу:

— Вы разве не помните, что в 1990 году было нашествие саранчи на пустыню Каракумы?

Дед пожал плечами, и Тараканов продолжил:

— А в 1991 году Москве угрожали полчища тараканов, которые невероятно расплодились в то лето. По телевизору даже показывали фотографии, сделанные со спутников. Я работал в санэпидстанции, и нашу группу забросили десантом в район Яхромской поймы, мы строили оборонительные сооружения, рыли траншеи три метра глубиной и два метра шириной. Тараканы не прошли! С тех пор участники десанта получили право на бесплатный проезд в общественном транспорте. Даже контролер об этом знает.

По лицу дедули было видно, что он вполне удовлетворен и даже испытывает некоторое уважение к бойцу невидимого фронта. Извинившись, он опять уткнулся в книжку. Тараканов восхитился: «Ну надо же! Чем нелепее картина мира, тем охотнее человек в нее верит».

В ту ночь он долго не мог уснуть: перед глазами мелькали кадры семинара, а по телу прокатывались волны энергии.


6895125021042281.html
6895166232570690.html
    PR.RU™